October 2nd, 2012

Russ hat

Зацепило ... Толерантность или нравственность?

Толерантность или нравственность?

Скажу откровенно, написать эти строки меня подвигли последние дебаты В. Соловьева об ответственности за выходки в пространстве духовных традиций.

Итак - к барьеру, то есть к разбору! 

Хотя Николай Сванидзе был убедителен в своем отношении к «отсидке», белыми нитями светилось его толерантно-либеральное восприятие морали и нравственности.

Иными словами кредо Карловича: ничего личного, только закон и …ничего святого.

Но хитроумие Сванидзе (либо его упертость) отчего-то оставило за рамками причин и следствий простой принцип: законы появляются на свет лишь на основе морально-нравственных постулатов. Но никак не наоборот.

Именно мировоззренческий набор принципов «что такое хорошо, а что такое плохо», позволяет формулировать права и обязанности.

И даже когда законы привносятся исторически извне народного творчества (захват территорий, перевороты и тд) они либо опираются на внутренние традиции народа, либо требуют ясного контекста для понимания новых смыслов о хорошо и плохо.

Но возможно, как человек скромный и адекватный Николай Карлович потому и сосредоточился на вопросах законности и либерализма лишь оттого, что сфера мировоззренческая не является его, как бы это сказать … любимым предметом.
Не его стихия.

Ещё раз повторю свое искреннее «заблуждение» – мораль и нравственность  идут ВПЕРЕДИ закона. Сначала идеология, потом законотворчество.

Что собственно и не было установлено в качестве краеугольного камня на прошедших дебатах. И не только на них.

Теперь скажу о том, ради чего затеял письмо.

МОРАЛЬНО –НРАВСТВЕННЫЙ ФУНДАМЕНТ в России давно требует реконструкции и укрепления!  Требование сие - не философское или политическое.

Эта жизненно необходимая «строительная» операция сохранит растущее нагромождение  государствообразующих систем от катастрофы, подобной прорыву плотины или сползанию замка в овраг.

Применяя строительную аналогию, легко представить насколько абсурдно возведение здания на фундаменте, отдельные части которого  построены  вперемежку для песчаных грунтов, скальных пород и болотистых территорий.

Это нельзя назвать безумием. Именно так строят свои песчаные замки дети, играя во дворе или на берегу моря.

Но мне почему-то кажется, что наши правители и законодатели находятся немножко в другом возрасте. Хотя вполне допускаю, что методы строительства государственной системы остались в песочницах.

В песочнице фундамент не требуется по одной причине – результат зодчества будет сметен юными строителем для возведения нового «шедевра». Еще до того, как с этим справится дождь или ветер.

Справедливости  ради стоит отметить, что действия наших вождей во время политического урагана 90-х и ненастий 2000-х требовали оперативного создания временных государствообразующих пространств и укрытий.

Но уж позвольте не понять, что 20 с лишним лет мешало спроектировать «идеологический фундамент» будущего развития?

Что ж и на этот вопрос ответ не так важен. Сейчас существенно лишь то, что  морально –нравственный фундамент России должен быть в кратчайшие сроки «сдан в эксплуатацию». Хватит лепить конструкции наф-нафа, ниф-нифа и нуф-нуфа!

Более того, есть огромная просьба – отдайте проектирование оного фундамента специалистам.

Вы же не доверите плотнику или бухгалтеру, какими бы молодцами в своем деле они ни были, спроектировать фундамент дома? Так кто же эти специалисты, к которым надо обратиться за идеологическим проектом?

Ответ не сложен. Но возможно и не так прост.

В последние десятилетия сформировался миф о наличии сакральных знаний о морали и нравственности  в умах интеллигентов, а 80 лет после 1917 г умом, честью и совестью заведовала партия коммунистов.

Последнее комментировать не буду, первое – извольте.

Слово «иннтеллигенция» не у одного меня ассоциируется с персоналиями научно-культурного сообщества. Действительно, масса шедевров в области литературы (в том числе научной), театра  и кинематографа дают нам определенный контекст мировосприятия наших уважаемых интеллигентов.

Но позвольте надерзить этому интеллектуальному сообществу в том, что они либо отражали в своих произведениях бытие, иногда комментируя происходящее в контексте  вечных истин (не своих, разумеется)). Либо являлись творцами и экспериментаторами иногда в лучшем, иногда и в худшем смысле.

Интеллигенция – НЕ НОСИТЕЛЬ морали и нравственности. Она (интеллигенция) всего лишь активный пользователь основополагающих мировоззренческих доктрин.

Тогда снова вопрос: какой смысл ставить задачу пользователям сконструировать объект использования? Отчасти какой-то смысл в этом есть. В качестве прикладного развития генерального проекта. Но интеллигенция никак не годится на роль генерального конструктора идеологических основ государственного мироустройства.

Диагноз неприятен, но абсолютно незаразен и безвреден для самой интеллигенции.

В какой-то  степени даже облегчающий её жизнетворческую нагрузку.

Кто же тогда является носителем смыслов о хорошо и плохо?

Ну, если отталкиваться от демократических  приоритетов, тогда это народ. В формате народной мудрости, народных преданий, традиций и этикета.

Если пойти дальше, к более сложным философским основам миропонимания (включая осмысление места человеческой жизни на земле) – мы окажемся в сфере духовных мировоззренческих традиций.

И как бы кому не нравилось, эти традиции и миропонимание, включая морально-нравственные основы бытия, веками сохраняются в рамках религиозных течений.

Для особо дискутивных уточню – ни само религиозное течение, ни  организация, ни отдельная личность НЕ являются собственниками идеологических основ! Мировоззренческие основы, хранимые в духовных традициях совсем не похожи на патентованные интеллектуальные схемы.

Но именно религиозный формат исторически является «модератором» и хранителем морально-нравственного  контекста. Предваряя малоумные намеки о сомнительной деятельности отдельных религиозных личностей или даже групп, замечу, что оные «деяния» не имеют НИКАКОГО отношения к мировоззренческим основам. Ибо человек верующий абсолютно не является непогрешимым.

А вот интеллигент до мозга кости или наисовременнейший либерал-законофил всегда отталкивается от блеска своего человеческого разума и непогрешимости мыслительного процесса высокопросвещенных особ.

Безусловно, такой постулат провоцирует подобных людей обреченных властью к высочайшему самомнению. Что неоднократно приводило к катастрофическим последствиям от воплощения их блистательных помыслов.  Горе от ума называется.

Иная позиция у человека, смотрящего на мир, где есть нечто высшее не только над самим человеком, но над целыми народами, их правителями и покровителями, над всем мирозданием в целом.

Конечно, такой мыслительный прорыв требует критического отношения к личному самолюбованию и восприятию себя как к «царька» Природы. Но это не значит, что ради того чтобы не обидеть тонкое восприятие таких интеллектуалов, народ обязан с нежной толерантностью закрывать глаза на их тягу к социально- лабораторным экспериментам.

Сначала на мышах, пожалуйста.

ВЫВОДЫ таковы:

  1. Без надежного фундамента условно устойчивой может быть только временная постройка (будь то сарай или государственная система). И то до очередного урагана.
  2. Проектирование российского идеологического фундамента (конкретно – его морально-нравственных устоев) должно быть выверено в проекциях религиозно-духовных традиций народов России, исключающих расовое, национальное и интеллектуальное превосходство.
  3. Пришло время, когда не революционно-правовое сознание, а крепкий морально-нравственный фундамент России должен стать компасом как в законотворчестве, так и в реальности повседневной жизни соотечественников.  

P.S. О доверии.

Честно говоря, одному не шибко образованному плотнику, с которым люди  познакомились  около 2000 лет назад, я бы конечно доверил  отстроить любой дом и государственную систему J

Думаю, было бы неплохо, если талантливые люди нашего отечества почаще задумывались – а как бы поступил тот «Плотник»?